Международная торговля: влияние на проблемы изменения климата, нехватки воды и продовольствия

22 июля 2015

Международная торговля – важный фактор, оказывающий влияние как на ход развития экологических и ресурсных проблем, так и на их решение. Наиболее широко обсуждаются вопросы влияния международной торговли на изменение климата, нехватку пресной воды и продовольствия.

Однозначные выводы о масштабах и характере взаимосвязи международной торговли и изменения климата сделать крайне сложно. Зачастую важен не объем международной торговли, а особенности конкретных торговых потоков, и в зависимости от них оказываемое воздействие может быть как положительным, так и отрицательным.

Торговля как инструмент смягчения глобальных проблем

В рамках неоклассической экономической парадигмы международная торговля рассматривается в качестве инструмента оптимизации использования имеющихся в мире ресурсов. Издержки производства водоемкой продукции (а как следствие, и относительная цена на нее) в вододефицитных районах выше, чем в водоизбыточных. Производство продовольствия дешевле в странах с достаточным количеством пахотной земли и рабочей силы, чем в странах, испытывающих в них нехватку. В условиях установления единой цены на выбросы парниковых газов углеродоемкую продукцию эффективнее производить там, где используются наиболее чистые технологии, обеспечивающие минимальный объем эмиссии. Таким образом, страны, где производство продукции наименее болезненно с точки зрения потребления ресурсов и деградации окружающей среды, имеют конкурентные преимущества, а международная торговля позволяет ими воспользоваться. Это, в свою очередь, увеличивает благосостояние всех участников торговых сделок.

На практике это наиболее явно выражено на примере торговли продовольствием. Возможности доступа к нему по приемлемым ценам со стороны населения при прочих равных условиях тем выше, чем меньше барьеров существует для импортных продуктов питания, составляющих конкуренцию отечественным производителям и поставщикам. Так, например, российское эмбарго, введенное в 2014 г. на импорт продуктов питания из стран Запада, стало одним из основных причин того, что рост цен на продовольствие в стране превысил 20% в годовом выражении. Либерализация глобального рынка продовольствия, о которой ведутся переговоры в ВТО, также во многом подчинена цели обеспечения продовольственной безопасности в мире.

Другим примером использования международной торговли как инструмента обеспечения доступа к дефицитному ресурсу является торговля так называемой виртуальной водой. Этот термин, обозначающий воду, входящую в состав готовой продукции, был предложен Дж. Э. Алленом в 1990-е гг. и с тех пор приобрел большую популярность. Суть концепции состоит в том, что вододефицитные страны могут сберегать свои водные ресурсы за счет импорта водоемкой продукции. Обусловленная торговлей водоемкой продукцией, глобальная экономия пресной воды лишь в сельском хозяйстве составляет 5%. Пока, впрочем, эта экономия не имеет системного характера: лишь немногие государства сознательно прибегают к стратегии импорта виртуальной воды – в основном это страны Северной Африки и Ближнего Востока. Однако количество этих стран постепенно растет.

Интересно, что международная торговля виртуальной водой может смягчать проблему нехватки водных ресурсов, даже не обеспечивая их абсолютной экономии. Например, на производство тонны пшеницы в России тратится 2300 куб. м воды, а в Китае – 820. Это означает, что замещение китайского производства пшеницы российским импортом привело бы к росту потребления воды в мире. Однако за счет того, что Китай в целом является вододефицитной страной, а Россия – водоизбыточной, такой товарный поток способствовал бы смягчению водной проблемы в регионе.

Негативные эффекты международной торговли

Несмотря на то что в теории международная торговля позволяет смягчить ресурсные и экологические проблемы, на практике это наблюдается не всегда. Многие ученые, политики и гражданские активисты небезосновательно настаивают на том, что в отдельных случаях влияние международной торговли на состояние климата, воды и продовольствия может быть отрицательным.

Наибольшую опасность представляет так называемая гонка по нисходящей в области экологического регулирования, когда государства, стремясь обеспечить отечественным производителям преимущества над зарубежными конкурентами, сквозь пальцы смотрят на используемые компаниями режимы природопользования. В отдельных случаях это приводит к «перетоку» грязных производств в страны с мягким природоохранным регулированием. Например, вступление в силу Киотского протокола, обязывающего развитые государства и страны с переходной экономикой (их еще называют странами Приложения I) ограничить выбросы парниковых газов, привело к росту импорта углеродоемкой продукции из не охваченных ограничениями развивающихся государств. Обусловленный Киотским протоколом рост экспорта «виртуального углерода» (то есть выбросов, осуществленных для производства экспортируемых товаров) в страны Приложения I составил около 8%, то есть больше, чем их обязательства по сокращению выбросов.

Другая форма проявления гонки по нисходящей заключается в том, что стимулирование экспорта способствует истощению ресурсов внутри страны. Существует целый ряд широко известных примеров такого рода. Так, в Таиланде происходит чрезмерная эксплуатация водных ресурсов для производства риса на экспорт; в Узбекистане государство предоставляет субсидии на воду производителям хлопка, усугубляя и без того тяжелую ситуацию с водными ресурсами; в Кении производство цветов для продажи в Великобританию и Нидерланды приводит к падению уровня воды в озере Найваша.

Схожая ситуация наблюдается с набравшим ход в последние 7-8 лет процессом приобретения земель богатыми инвесторами в бедных странах с целью производства продовольствия. За такими инвесторами нередко стоит поддержка государств Арабского Востока и Восточной Азии. С одной стороны, сам факт вовлечения простаивающих или неэффективно использующихся земель в сельскохозяйственный оборот можно приветствовать. С другой стороны, существует опасность слабого мониторинга использования земель и отсутствия стимулов у инвесторов, сталкивающихся с высокими политическими рисками, осуществлять устойчивое землепользование. В результате приобретение земель может привести к деградации почв, а также к ряду сопутствующих экологических (в том числе, к чрезмерной эксплуатации водных ресурсов) и социальных проблем.

Ключевым фактором, определяющим направление влияния торговли на состояние ресурсных и экологических проблем в развивающихся странах, является присущая им система институтов. В государствах, где институты функционируют нормально и права собственности специфицированы и защищены, экспорт приводит к росту общего благосостояния (за счет поступления экспортных доходов, создания новых рабочих мест и т.д.). В странах со слабыми институтами эти положительные последствия могут полностью компенсироваться деградацией природного капитала.

Фактор транспортировки

Влияние международной торговли на ресурсные и экологические проблемы не ограничивается этапом производства товаров. Есть еще и этап транспортировки. Глобализация сделала возможной доставку товаров к потребителю на огромные расстояния. К примеру, в США для готовых пищевых продуктов расстояние, на которое доставляется товар, составляет в среднем 1640 км, а для всего производственного цикла – 6760 км.  Суммарное расстояние, которое проходят компоненты типичного европейского завтрака (яблоко, хлеб, сыр, масло, кофе, сливки, апельсиновый сок, сахар), примерно равно длине экватора. Средние расстояния доставки продолжают расти, а значит, растут и связанные с транспортировкой негативные эффекты.

По сравнению с этапом производства транспортировка не оказывает значимого влияния на обеспеченность мирового хозяйства водой и продовольствием, но имеет большое значение с точки зрения воздействия на климатическую систему. В структуре всех выбросов парниковых газов, связанных с торговлей, их эмиссия при транспортировке товаров составляет около 33%. При этом существует большой разброс между странами: если в Китае и Индии в выбросах, связанных с экспортом, на долю транспортировки приходится всего 13-15%, то в США – из-за интенсивного использования воздушного транспорта – она достигает 66%.

Этот факт является важным аргументом против идеи углеродных таможенных тарифов – специальных пошлин, накладываемых на импортные товары из стран, в которых государством не были приняты меры по сокращению выбросов парниковых газов. Идея о введении таких тарифов с целью избежать «перетока» производств неоднократно предлагалась в ЕС и особенно активно в США и была направлена в первую очередь против товаров из Китая и Индии. Между тем, с учетом транспортировки товары из этих стран в целом менее углеродоемки, чем товары, производимые в США.

Выбросы, осуществляемые на этапе транспортировки, существенно различаются и по группам товаров. Для большинства сырьевых товаров транспортировка сопровождается меньшим количеством выбросов по сравнению с большинством промышленных товаров. Более того, торговля сырьевыми товарами (особенно сельскохозяйственными, перевозка которых наносит наименьший ущерб окружающей среде), даже несмотря на выбросы в процессе транспортировки, более чем в 40% случаев способствует валовому сокращению эмиссии парниковых газов. Это происходит, например, в случаях, когда продукция сельского хозяйства экспортируется странами, где его ведение менее углеродоемко, в страны, где оно более углеродоемко.

Однако международная торговля промышленными товарами почти всегда способствует росту валовых выбросов парниковых газов, так как в структуре связанных с ней выбросов на этап транспортировки приходится до 80% эмиссии.

Данные расчеты опровергают широко распространенное среди «зеленых» активистов мнение о том, что потребление местных продовольственных товаров всегда более экологически и социально ответственно по сравнению с потреблением их импортных аналогов. Этот вывод верен в отношении некоторых видов сельскохозяйственной продукции, но далеко не всех. А если говорить о больших группах товаров, то он применим в большей степени не к продовольствию, а к промышленной продукции.

Влияние международной торговли на проблемы изменения климата, нехватки пресной воды и продовольствия не укладывается в простые формулы. В неблагоприятной институциональной среде, которая до сих пор свойственна многим развивающимся государствам, международная торговля может стать фактором обострения этих проблем. Вместе с тем она обладает значительным потенциалом для того, чтобы стать важным инструментом их решения. И этот потенциал пока в значительной степени не реализуется.

Игорь Макаров – доцент департамента мировой экономики НИУ ВШЭ

Хотите получить новый выпуск «Мостов» без промедления? Для бесплатной подписки на электронную рассылку «Мостов» заполните эту форму.

 

This article is published under
1 марта 2016
На заседании Генерального совета ВТО 24 февраля 2016 г. члены ВТО обсудили ограничительные меры, введенные Россией и Украиной в отношении двусторонней торговли и транзита грузов в третьи страны. «...
Share: 
3 марта 2016
Международный фонд сельскохозяйственного развития (МФСР) и Международный центр сельскохозяйственных исследований в засушливых регионах (ИКАРДА) провели совместный семинар, посвященный взаимосвязи...
Share: