Система разрешения споров в ВТО, устойчивое развитие и Латинская Америка: обзор новых трендов

22 октября 2015

В то время как участие стран Латинской Америки в механизме разрешения споров ВТО растет, сложность самих споров бросает системе ряд непростых вызовов. Как рост числа споров, так и их сложность требуют укрепления и улучшения системы.

Последние годы стали очень напряженным периодом для механизма разрешения споров Всемирной торговой организации. Только за 2013-2014 гг. было выпущено 14 докладов третейских групп и 6 докладов Апелляционного органа. Споры, рассматриваемые судебными органами ВТО, становятся все более сложными. Причем разброс юридических вопросов, содержащихся в исках, стал намного более широким, чем в прошлые годы: затрагиваются практически все соглашения ВТО.[1]

Цель настоящей статьи – выделить некоторые направления развития механизма разрешения споров в рамках ВТО. В частности, будут рассмотрены следующие вопросы: 1) сложные споры, связанные с торговлей и устойчивым развитием, рассматриваемые третейскими группами и Апелляционным органом; 2) участие стран Латинской Америки в спорах; 3) укрепление системы разрешения споров и повышение ее эффективности.

Вопросы торговли и устойчивого развития в недавних спорах

Третейским группам и Апелляционному органу приходится постоянно решать сложные вопросы, связанные с интерпретацией того или иного соглашения ВТО. Ниже представлен краткий обзор недавних дел, в которых затрагивался вопрос взаимосвязи торговли и устойчивого развития.

Первым знаковым событием в cвязи с этим стало решение по спору Canada – Feed-in Tariff Program о Программе регулируемых тарифов, принятой в канадской провинции Онтарио. Суть этой Программы заключается в том, что производители электроэнергии, использующие возобновляемые энергоресурсы, получают гарантированную цену за свою электроэнергию в течение 20-40 лет при выполнении определенных условий.

Важный вопрос в этом споре: создала ли Канада с помощью гарантированной цены более благоприятные условия, чем существовали на рынке, предоставив таким образом субсидию? В связи с этим перед третейской группой и Апелляционным органом был поставлен следующий центральный вопрос: какой рынок считать релевантным для оценки получения выгоды?

Третейская группа пришла к выводу, что этим рынком является весь региональный рынок электроэнергии в целом, то есть добыча энергии как на основе возобновляемых ресурсов, так и на базе традиционных полезных ископаемых. Однако Апелляционный орган не согласился с этим, пояснив, что в настоящее время рынок электроэнергии, основанный на возобновляемых ресурсах, не может существовать без вмешательства государства, поэтому исключительно этот рынок энергии и будет в этом случае релевантным в результате госрегулирования.

Вердикт Апелляционного органа получил поддержку «зеленых» и был признан адекватным с точки зрения баланса между торговлей и изменением климата (см. Kent & Jha, 2014), однако вызвал критику у тех, кто полагает, что это решение создало прецедент для получения искажающих торговлю субсидий на развитие неэффективных технологий (см. Pal, 2014).

Еще одно важное решение было принято по итогам спора EC – Seal Products, инициированного Канадой и Норвегией против европейского моратория на промысел тюленя. Это дело затрагивает вопросы общественной морали, благополучия животных и прав коренного населения.

Нормы ЕС запрещают торговлю товарами, произведенными из тюленя, за исключением случаев, когда промысел осуществляется коренным населением в целях добычи средств к существованию. Согласно заявлениям истцов, рассматриваемая мера ЕС являлась техническим регулированием, которое не соответствовало Соглашению по техническим барьерам в торговле.

По словам истцов, меры ЕС, нацеленные на защиту общественной морали путем сокращения случаев жестокого истребления тюленей, создали необоснованные ограничения для торговли. Что же касается исключения, прописанного в моратории, то истцы утверждали, что оно приводит к незаконной дискриминации их товаров по сравнению с товарами из Гренландии, которая по большей части представлена коренными народами, а также и с товарами Евросоюза, так как в Швеции и Финляндии ежегодно приходится истреблять некоторое число тюленей с целью регулирования экосистемы.

Апелляционный орган не согласился с выводом третейской группы относительно того, что мера ЕС является техническим регулированием. По мнению Апелляционного органа, этническая принадлежность лица, занимающегося промыслом тюленя, и цель такого промысла не являются неотъемлемыми характеристиками продуктов промысла, позволяющими квалифицировать меру как техническое регулирование. Таким образом, Соглашение по техническим барьерам в торговле не применяется к этой мере ЕС.

Кроме того, Апелляционный орган отказался завершить анализ на предмет того, может ли этническая принадлежность лица, осуществляющего промысел, и цель промысла установить метод и процесс производства, которые станут техническим регламентом. Решение Апелляционного органа спровоцировало достаточно интересную дискуссию. Одни эксперты считают, что это решение, вероятно, оставляет возможность для применения технических регулирований и Соглашения по техническим барьерам в торговле к процессам и способам производства, таким как идентификация продукта или цели его производства (см. Marceau, 2014). Другие утверждают, что технические регулирования строго ограничены неотъемлемыми физическими характеристиками продукта (см. Levy & Reagan, 2014).

Руководствуясь Генеральным соглашением по тарифам и торговле 1994 г. (ГАТТ 1994), Апелляционный орган согласился с выводом третейской группы о том, что исключения из моратория в части поддержания экосистемы и промысла тюленя коренными народами являются незаконной дискриминацией канадских и норвежских товаров.

По мнению Апелляционного органа, риски, связанные с промыслом тюленя, не зависят ни от страны, на территории которой происходит истребление животных, ни от этнической принадлежности лица, ведущего промысел, ни от цели промысла. Таким образом, Апелляционный орган пришел к выводу, что исключения, прописанные в моратории, не были рационально связаны с целью, декларируемой ЕС, – защитой общественной морали путем сокращения числа случаев жестокого истребления животных, а также не соответствовали требованиям, указанным в преамбуле статьи XX ГАТТ 1994.

Наконец, третье дело China – Rare Earths связано с китайскими ограничениями на экспорт некоторых редкоземельных металлов, вольфрама и молибдена. В рамках этого спора фундаментальный вопрос был связан с толкованием пункта “g” статьи XX ГАТТ 1994, согласно которой члены организации имеют право принимать меры, «направленные на сохранение истощаемых природных ресурсов». Третейская группа признала, что принципы устойчивого развития и суверенитета государства превалируют над интерпретацией обязательств ВТО относительно природных ресурсов.

По словам третейской группы, «члены ВТО обладают суверенитетом над своими природными ресурсами ... и имеют право добывать или не добывать полезные ископаемые». Однако как только добытые ресурсы выставляются на рынок для продажи, торговля ими должна осуществляться в соответствии с правами и обязательствами членов ВТО. Таким образом, члены организации не могут принимать меры, направленные на предоставление преимущества национальной промышленности или контролирование международного рынка, на котором продается данный сырьевой товар.

Участие латиноамериканских стран в механизме разрешения споров

Страны Латинской Америки принимают активное участие в системе разрешения споров ВТО. Из 488 запросов на консультации, направленных членами ВТО в 1995-2014 гг.,[2] 125 споров были инициированы именно латиноамериканскими странами. Это значительное участие, поскольку оно составляет 56% от числа всех запросов на консультации, поданных развивающимися странами (225). Кроме того, в 91 споре страны Латинской Америки выступили в роли ответчика.

Основными пользователями системы разрешения споров ВТО являются Бразилия, Мексика и Аргентина. При этом все латиноамериканские страны, за исключением Боливии и Парагвая, воспользовались этой системой как минимум один раз. Участие стран Латинской Америки в механизме разрешения споров более значительно, чем можно было бы ожидать, если учитывать их роль в мировой торговле (Torres, 2012).

Хотя страны Латинской Америки практически непрерывно участвуют в судебных разбирательствах, инициированных в ВТО, в последние годы наблюдается рост числа споров даже у тех членов организации, которые ранее лишь эпизодически пользовались системой, например, у Панамы, Кубы и Доминиканской Республики.

В значительном числе дел, находящихся сейчас на рассмотрении третейских групп, как минимум одну сторону представляет латиноамериканская страна. Изучение недавних споров позволяет обнаружить некоторые закономерности.

В большинстве споров, инициированных странами Латинской Америки, в роли ответчика выступают также страны этого региона.[3] С этим связан и рост числа дел, ведущихся на испанском языке, а также то, что услуги консультирования в этих случаях оказывались Консультационным центром по праву ВТО (ACWL), членами которого являются многие латиноамериканские страны.

Одной из возможных причин роста числа споров внутри латиноамериканского региона является увеличение торговли между этими странами. Другой причиной, возможно, стало то, что страны Латинской Америки предпочитают использовать международный механизм разрешения споров даже в тех случаях, когда в рамках действующего регионального соглашения существует процедура урегулирования споров.

В споре Peru – Agricultural Products обсуждалось взаимодействие между региональными соглашениями и многосторонними обязательствами.[4] Этот спор, инициированный Гватемалой, связан с дополнительными сборами, установленными Перу на импорт определенных сельскохозяйственных товаров посредством механизма, известного как “Price Range System” (PRS). Выступая перед третейской группой, представители Перу заявили, что страна может применять PRS в соответствии с договором, подписанным с Гватемалой. Тем не менее, поскольку этот договор не вступил в силу, третейская группа не сочла нужным сделать вывод о том, могут ли стороны этого договора изменить свои многосторонние права и обязательства. С другой стороны, группа также не нашла доказательств того, что иск Гватемалы противоречил ее обязательствам по статьям 3.7 и 3.10 Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров, на чем настаивала делегация Перу.

Что касается PRS, то, принимая во внимание доклады по спору Chile – Price Band System, третейская группа пришла к заключению, что республика Перу нарушила свои обязательства, предусмотренные в статье 4.2 Соглашения по сельскому хозяйству, а также в пункте 1 b) статьи II ГАТТ 1994.

Межрегиональные споры

Что касается недавних судебных разбирательств между странами Латинской Америки и государствами других регионов, то здесь большинство дел было инициировано Аргентиной. В настоящий момент на рассмотрении третейских групп находятся два иска от этой страны: против антидемпинговых мер ЕС на биодизельное топливо из Аргентины (EU – Biodiesel) и против мер США, касающихся импорта животных, мяса и продуктов животного происхождения из Аргентины (US – Animals).

Первый иск – это лишь одно из трех разбирательств, инициированных против мер ЕС на биодизель (Аргентина находится в числе крупнейших мировых производителей этого топлива). Иск против США интересен прежде всего тем, что он является одним из немногих споров, возбужденных развивающимися странами относительно применения санитарных и фитосанитарных мер. Хотя эти страны часто выражали беспокойство, отмечая, что такие меры необоснованно ограничивают их экспорт, споров на эту тему инициировано очень мало. Одна из причин – сложность данной категории дел, поскольку они требуют научной и большой доказательной базы, что ведет к увеличению длительности судебного процесса.

Наконец, следует отметить и участие стран Латинской Америки в споре против Австралии об упаковке табачных продуктов (Australia – Tobacco Plain Packaging), инициированном, в частности, Гондурасом, Доминиканской Республикой и Кубой. Несколько других латиноамериканских стран участвуют в этом процессе в качестве третьих сторон.

Согласно заявлениям истцов, меры Австралии нарушают некоторые положения Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашение по ТРИПС) и Соглашения по техническим барьерам в торговле, что негативно отражается на небольших странах-экспортерах табака. Это первый в истории ВТО спор о нарушении Соглашения по ТРИПС, инициированный развивающимися странами, который достиг стадии рассмотрения дела третейской группой.

В связи с этим несколько развивающихся стран-членов ВТО отметили системные последствия этого спора, подчеркнули право принимать меры для защиты здоровья населения и выразили беспокойство о потенциальном ограничении торговли в результате применения подобных мер. Те же страны, которые уже приняли подобные меры (например, Уругвай) или собираются их принять, поддержали австралийскую меру.

Укрепление и улучшение системы

Механизм разрешения споров ВТО является одним из фундаментальных основ многосторонней торговой системы. Растущее число споров подтверждает значимость этого механизма для членов организации. Вместе с увеличением споров повысился и уровень сложности дел, рассматриваемых Органом по разрешению споров (ОРС).

Улучшение механизма разрешения споров – явление отнюдь не новое, которое проводится посредством различных дополняющих друг друга методов. Так, с 1995 г. ведется переговорный процесс о пересмотре Договоренности о правилах и процедурах, регулирующих разрешение споров, в ходе которого члены ВТО представили свои предложения по улучшению или уточнению процедур.

Для развивающихся стран наибольший интерес представляют те предложения, которые направлены на упрощение доступа к механизму разрешения споров и на обеспечение эффективного исполнения решений. Две трети членов ВТО так или иначе участвовали в спорах, и, следовательно, необходимо упростить доступ, чтобы и оставшаяся треть (в основном небольшие страны) могла беспрепятственно воспользоваться этим инструментом.

С упрощением доступа к механизму разрешения споров связаны два условия: участие третьих сторон и пересмотр сроков. Относительно прав третьих сторон в судебном процессе есть несколько предложений. Одно из них, например, состоит в том, чтобы автоматически допускать третью сторону к процессу в том случае, если ответчик в отведенный срок не выразит соответствующего возражения. Другое предложение касается расширения круга прав третьих сторон на этапе слушания дела в третейской группе.[5]

Пересмотр сроков, в свою очередь, направлен на достижение двух целей: продление некоторых сроков в пользу развивающихся стран и сокращение задержек на отдельных этапах судебного процесса. Другие предложения, например, создание списка кандидатов для ускоренного формирования третейской группы, также могут внести свой вклад в сокращение сроков. Следует помнить, что длительные сроки ведут к бóльшим издержкам, и не только судебным, но и тем, которые возникают в отрасли, страдающей от неправомерных действий, против которых выступает истец.

Члены ВТО также обсудили ситуацию с выполнением решений ОРС, которая связана с относительной эффективностью коррекционных мер, направленных на поддержку скорейшего приведения мер в соответствие с нормами ВТО. В целом уровень исполнения решений ОРС высок, и на практике приостановка уступок (введение ответных мер) применяется редко.

Предложения развивающихся стран в основном направлены на решение проблем, которые могут возникнуть у стран с менее развитой экономикой при введении ответных мер против их более развитых торговых партнеров. Кроме того, было предложено предусмотреть механизм для выплаты компенсаций странам, пострадавшим от неправомерных мер, обжалованных в ОРС. Предполагается, что этот механизм может стать альтернативой ответным мерам.

Страны также стремятся скорректировать некоторые недостатки текущей системы на стадии имплементации, например, проблему последовательности применения двух стадий: процесса верификации исполнения ранее вынесенного решения (статья 21.5 Договоренности о разрешении споров) и использования ответных мер (статья 22.6 Договоренности).

Вследствие повышения уровня сложности дел возникли дополнительные проблемы и для участников процесса: сторон, третейских групп и Апелляционного органа. Наряду с переговорным процессом по улучшению Договоренности о разрешении споров, Секретариат ВТО организовал неофициальные консультации с целью определения способов, позволяющих упростить процесс рассмотрения дел третейскими группами и сократить расходы без необходимости внесения поправок в Договоренность о разрешении споров.[6]

Некоторые предложения по улучшению процедуры уже реализованы на практике, но не на постоянной основе. Например, это относится к предложениям по ускорению первого заседания сторон с третейской группой и по сокращению затрат на подготовку докладов и связанных с ними расходов, в частности, путем установления лимитов страниц для подготовки резюме письменных представлений сторон и сокращения количества приложений.

Другие предложения, которые еще не реализованы на практике, касаются повышения эффективности процессов с участием экспертов, споров о санитарных и фитосанитарных мерах, а также гармонизации режима предварительных вопросов. Последний вопрос не регулируется Договоренностью о процедуре разрешения споров, но все чаще возникает. Реализация этих предложений увеличит эффективность процедур и приведет к существенной экономии времени.

Заключительные размышления

Растущее число споров, повышенный уровень сложности дел и определенные недостатки системы, обнаруженные за 20 лет ее существования, – эти проблемы требуют принятия особых решений. Все члены ВТО заинтересованы в улучшении и укреплении системы разрешения споров, поскольку она играет крайне важную роль в предсказуемости и стабильности международной торговой системы. Конструктивные предложения по улучшению процедур и сокращению затрат выгодны всем, однако особенно они необходимы развивающимся странам с целью упрощения доступа к механизму разрешения споров и повышения его эффективности.

Юриспруденция по торговле и устойчивому развитию, в том числе по субсидиям на возобновляемые источники энергии и управлению природными ресурсами, является не только прецедентом для разрешения будущих споров на эти же темы, но и рекомендацией для членов ВТО в случае разработки и реализации политики, направленной на решение вопросов, связанных с торговлей и охраной окружающей среды.

По опыту предыдущих лет можно прогнозировать, что доля участия стран Латинской Америки в системе разрешения споров ВТО будет расти. Этому будет способствовать, в частности, пересмотр Договоренности о процедуре разрешения споров, а также другие инициативы, направленные на повышение эффективности работы этой системы.

Памела Апаца Ланьи – сотрудник ВТО

Томмазо Соаве – юрист, сотрудник Органа по разрешению споров, ВТО

 


[1] В этой статье выражены личные мнения авторов, которые могут не совпадать с позицией Секретариата ВТО. Выражаем благодарность Вэлери Хьюс, Керри Олбери и Хорхе Кастро за их полезные комментарии. Берем на себя ответственность за возможные ошибки.

[2] В некоторых делах в качестве истца выступала более чем одна страна.

[3] Среди самых последних дел можно отметить иски Colombia – Textiles (истец – Панама), Argentina – Financial Services (истец – Панама), Peru – Additional duty on imports of certain agricultural products (истец – Гватемала).

[4] На заседании Органа по разрешению споров ВТО 25 марта 2015 г. делегация Перу заявила о намерении обжаловать решение третейской группы. [Доклад Апелляционного органа был распространен 20 июля 2015 г. – ред. «Мостов».]

[5] Доклад Рональда Саборио Сото (Коста-Рика), председателя специальной сессии Органа по разрешению споров, документ ВТО № TN/DS/26, 30 января 2015 г., с. 6.

[6] Процесс, который начался согласно статьям 12.1 и 12.3 Договоренности о разрешении споров, проводится Секретариатом ВТО с участием членов третейских групп, специалистов в международной торговле и экспертов Секретариата, вовлеченных в механизм разрешения споров ВТО (см. Secretariat’s informal consultations concerning the panel process).

 

Для подписки на электронную рассылку «Мостов» заполните эту форму.

This article is published under
22 октября 2015
В то время как участие стран Латинской Америки в механизме разрешения споров ВТО растет, сложность самих споров бросает системе ряд непростых вызовов. Как рост числа споров, так и их сложность...
Share: 
25 октября 2015
В среду, 21 октября 2015 г., Украина обратилась в ВТО с запросом о проведении консультаций в связи с введенными Россией ограничениями на импорт железнодорожных вагонов и подвижного состава,...
Share: 

TWITTER @ICTSD_MOSTY