Будущее «Восточного партнерства»: сценарии развития

25 ноября 2018

Следующий 2019 год станет юбилейным для «Восточного партнерства», которое начало функционировать в 2009 г. Поэтому текущий 2018 год важен для подведения итогов, выявления проблем и определения будущих перспектив.

«Восточное партнерство» можно рассматривать с разных точек зрения: как инструмент продвижения ЕС на постсоветском пространстве и как способ бывших республик СССР открыть для себя новые экономические направления, найти новых торговых и политических партнеров. Однако на сегодняшний день очевидно, что благодаря программам «Восточного партнерства» именно ЕС в большей части решает свои задачи, а страны-участницы, как правило и за редким исключением, принимают те решения, которые им предлагает Брюссель.

Конечно, нельзя оценивать «Восточное партнерство» исключительно негативно, ведь гуманитарные программы, программы межвузовского обмена, культурные мероприятия полезны в контексте формирования различного рода взаимодействия и доверия между разными обществами и государствами. Однако ЕС воспринимается положительно благодаря экономическим показателям, а в «Восточном партнерстве» финансовая поддержка ЕС стран-участниц не принесла им ожидаемых дивидендов. Более того, «Восточное партнерство» создало проблемы политического характера, которые оказывают непосредственное негативное влияние на социально-экономическое развитие участниц. В общем, ни Молдова, ни Украина, ни Беларусь, ни Армения, ни Азербайджан, ни Грузия благодаря данному взаимодействию не смогли обеспечить рост своей экономики.

Проблемы «Восточного партнерства»

Дальнейшую эволюцию «Восточного партнерства» определяет комплекс проблем.

Во-первых, замедление интеграционного движения в целом, поскольку в настоящее время Брюссель признает, что ЕС не представляет собой монолитную политико-экономическую организацию, а региональные диспропорции между странами-членами так и не удалось преодолеть.

Во-вторых, в ЕС не был выработан единый взгляд на взаимодействие с партнерами, не входящими в ЕС, что было проявлено, например, на референдуме о подписании Договора об ассоциации с Украиной в Нидерландах.

В-третьих, можно вообще говорить о провале единой стратегии «Восточного партнерства» в связи с событиями на украинском майдане в 2014 г. Жесткая дилемма, которая была поставлена перед Украиной, привела к развалу страны и экономическому краху, зависимости Украины от финансовой помощи международных институтов и того же ЕС, а также создала серьезный конфликт в Европе, который затрагивает интересы многих участников.

В-четвертых, ограничение взаимодействий между Россией и ЕС на фоне наращивания сотрудничества последнего с государствами постсоветского пространства провоцирует множественную нестабильность в регионе и не позволяет данным государствам решать вопросы безопасности в различных измерениях.

В-пятых, ЕС переживает сокращение финансовых возможностей, а значит, объем финансирования программ сотрудничества в рамках «Восточного партнерства» будет сокращен. В следующем семилетнем бюджетном периоде на реализацию программ Политики соседства в целом запланировано около 22 млрд евро.[1] И в этих проектах основная финансовая поддержка предусмотрена для государств-кандидатов в члены Евросоюза и на многочисленные гуманитарные акции ЕС.

В-шестых, страны постсоветского пространства, сотрудничающие с ЕС через программы «Восточного партнерства», высказывают в его отношении различные взгляды. Так, для Грузии и Украины участие в нем означает продвижение стратегической идеи вступления в ЕС, хотя Брюссель официально ее не подтверждает. Для Беларуси и Армении взаимодействие с партнерами по ЕС означает многовекторность белорусской и армянской внешней политики.

Вместе с тем данные проблемы означают только одно – цели и задачи «Восточного партнерства» должны быть полностью пересмотрены Брюсселем. ЕС необходимо отказаться от жесткого давления на партнеров в плане экономического взаимодействия. И такой сценарий прорабатывается в настоящее время в рамках «Восточного партнерства+».

Перспективы развития «Восточного партнерства»

Исходя из данных обстоятельств, можно говорить о трех возможных сценариях развития «Восточного партнерства»:

Первый сценарий – реализация идеи «Восточное партнерство+». Она  означает дифференцированный подход Брюсселя к странам партнерства и признание их взаимодействий с третьей стороной. Этот подход, прежде всего, будет выражен в активизации действий ЕС по отношению к Азербайджану, Армении и Беларуси. Поскольку данная стратегия является рациональной, по всей видимости, она и будет лежать в основании разных проектов.

Второй сценарий – продолжение существующего формата, при котором не выделяются разные группы стран. Этот сценарий предполагает более-менее равномерное финансирование, которое должно будет обеспечивать некоторое присутствие ЕС на постсоветском пространстве. С учетом того, что эта стратегия несет серьезные издержки и не гарантирует значительного результата, от нее постепенно будут отказываться.

Третий сценарий – трансформация всей политики соседства ЕС, связанная с изменением стратегии взаимодействия ЕС и России, что предполагает признание со стороны ЕС роли и интересов России на постсоветском пространстве. Однако вряд ли развитие такого сценария представляется возможным в обозримой перспективе.

Задачи государств постсоветского пространства

У участников «Восточного партнерства» сохраняется запрос на селективную адаптацию своих законодательных норм к стандартам ЕС. Кроме того, вытеснение России из комплексного взаимодействия с ЕС делает невозможным его углубленное сотрудничество, прежде всего с такими государствами, как Беларусь и Армения. Помимо этого страны стремятся добиться улучшения своих позиций на рынке ЕС, ведь в настоящее время они экспортируют в ЕС сырье, а импортируют из него высокотехнологичные товары. Однако с учетом переговоров в рамках саммитов «Восточного партнерства» данный вопрос не представляется возможным решить. Вместе с тем технический подход Брюсселя к программам «Восточного партнерства» позволяет ему в той или иной степени контролировать ситуацию в развитии сотрудничества со странами-участницами «Восточного партнерства», сохраняя объем своих требований.

 

Наталья Валерьевна Еремина – доктор полит. наук, доцент СПбГУ, советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований

 

This article is published under
25 ноября 2018
В середине 2010-х гг. Республика Молдова столкнулась с целым рядом новых вызовов и рисков, которые ставят перед молдавскими властями и обществом новые задачи и требуют новых подходов в решении...
Share: 
25 ноября 2018
Результаты экономического сотрудничества с ЕС в рамках «евроассоциации» не вполне отвечают интересам стран-участниц «Восточного партнерства». Растет интерес стран к «двухвекторной» интеграции, к...
Share: 

TWITTER @ICTSD_MOSTY