Как ВТО и региональные торговые соглашения регулируют перемещение физических лиц?

22 февраля 2018

Вопросы перемещения физических лиц для оказания услуг в другом члене ВТО регулируются не только ГАТС в рамках ВТО, но также и региональными торговыми соглашениями. Некоторые страны предпринимают попытки в ВТО повысить предсказуемость режима выдачи виз, получения разрешений на работу и подтверждения квалификаций.

Существует теория, что целью заключения региональных торговых соглашений является решение вопросов, которые не удалось разрешить в свое время в рамках ВТО: либерализация обязательств, введение новых или модернизация существующих правил торговли и пр. Для того чтобы понять насколько эта теория соответствует действительности, а также насколько прогрессивны региональные торговые соглашения (затрагивают ли они вопросы трудовой миграции) для начала определим, какие вопросы, связанные с перемещением физических лиц, урегулированы в рамках ВТО, а что остается «за скобками».

Нормы ГАТС о перемещении физических лиц с целью оказания услуг

Вопрос перемещения физических лиц и доступа на рынки других стран с целью осуществления трудовой деятельности всегда был краеугольным камнем в отношениях развитых и развивающихся стран-членов ВТО. О сложности переговоров по этому вопросу говорит и тот факт, что нормы, регулирующие перемещение физических лиц, поставляющих услуги в соответствии с ГАТС, были приняты членами ВТО позже, чем само соглашение, – они зафиксированы в Приложении к ГАТС «О перемещении физических лиц, поставляющих услуги в соответствии с Соглашением».

Что гарантируется соглашением в отношении перемещения физических лиц? На каких условиях физические лица могут осуществлять доступ на рынки других членов ВТО? Для ответа на эти вопросы следует в первую очередь выделить два основных элемента (уровня) фиксации обязательств, связанных с перемещением физических лиц: ГАТС (включая указанное Приложение к нему) и Перечень специфических обязательств члена ВТО по услугам (далее – Перечень). Необходимо подчеркнуть, что Приложение применяется исключительно к мерам, затрагивающим физических лиц, которые либо являются непосредственно поставщиками услуг, либо физических лиц, уже работающих по найму поставщика услуг. Таким образом соглашение не распространяется на лиц, стремящихся к доступу на рынок занятости, и не решает вопросы гражданства, постоянного места жительства или найма на постоянной основе.

Что касается Перечня, то доступ физических лиц на рынок другой страны, как правило, гарантируется не всем лицам, а лишь отдельным категориям поставщиков услуг, перечисленным в Перечне соответствующего члена ВТО. Так, в Перечне ЕС-27[1] гарантируется въезд и временное пребывание на территории стран-членов Евросоюза для следующих категорий физических лиц.

Первая категория касается внутрифирменных переводов физических лиц, работающих в юридическом лице–поставщике услуг или являющихся партнерами (но не основным акционером) как минимум в течение года до такого перевода. Такие физические лица должны занимать руководящие должности или обладать неординарными знаниями, необходимыми для оказания услуг, которые предоставляются их компаниями.

Ко второй категории относятся так называемые деловые посетители – представители поставщика услуг, приезжающие на территорию стран ЕС с целью проведения переговоров о продаже услуг или создания коммерческого присутствия своей компании.

Третья категория касается «контрактников» – лиц, являющихся сотрудниками юридического лица, имеющего контракт на обслуживание конечного потребителя, въезжающих и временно пребывающих на территории ЕС. К таким физическим лицам также предъявляются определенные требования: они должны обладать необходимой квалификацией, профессиональным опытом, иметь опыт предоставления соответствующих услуг в этой компании в течение не менее одного года. В Перечне ЕС определены сектора, в которых гарантируется доступ данной категории граждан, оказывающих, в частности, рекламные услуги, развлекательные услуги, бухгалтерские, архитектурные, строительные услуги.

Каждая из указанных категорий физических лиц может находиться на территории стран ЕС в течение строго ограниченного времени.

Таким образом, являясь основным инструментом регулирования международной торговли услугами, ГАТС урегулировал только часть вопросов в отношении перемещения физических лиц: соглашение предоставило гарантии доступа для отдельных категорий физических лиц-поставщиков услуг в ограниченное число секторов на тех условиях, которые определены Перечнями членов ВТО.

В то же время прежде чем получить право на работу (оказание услуги) в другой стране практически всегда требуется получение соответствующей визы, разрешения на работу, а также подтверждение квалификации (признание диплома), однако эти вопросы ГАТС не решены.

Несколько отойдя от правовых аспектов перемещения физических лиц, также следует особо подчеркнуть экономическую значимость возможности перемещения физических лиц с целью оказания услуг (осуществления трудовой деятельности) на рынке другой страны. Экономика ряда стран зависит от трудовой миграции их граждан. По данным Всемирного банка за 2013 г., основными странами-получателями перечисленных денежных средств в процентах от ВВП стали: Таджикистан (41,7%), Кыргызстан (30,3%), Непал (29,2%), Тонга (27,9%), Молдова (26,2%), Либерия (24,6%). Странами–лидерами по получению денежных средств от эмигрировавших  граждан в 2013 г. стали: Индия, Китай, Филиппины, Мексика, Франция, Нигерия, Египет, Пакистан, Германия, Бангладеш. Лидерами среди стран–отправителей денежных средств в 2013 г. были: США, Саудовская Аравия, Россия, Швейцария, Германия, ОАЭ, Кувейт, Франция, Люксембург и Великобритания.

В десятку стран по числу эмигрировавшего населения в 2013 г. вошли: Индия, Мексика, Россия, Китай, Бангладеш, Пакистан, Филиппины, Афганистан, Украина, Великобритания. Основными странами–реципиентами иммигрантов в 2013 г. были: США, Саудовская Аравия, Германия, Россия, ОАЭ, Великобритания, Франция, Канада, Испания и Австралия.

Приведенные цифры подтверждают абсолютно разные интересы стран: для государств-доноров рабочей силы важны доступ их физических лиц-поставщиков услуг на рынки других государств и получение денежных переводов, для государств – реципиентов таких физических лиц важно обеспечить эффективное регулирование миграции. Данные Всемирного банка также проливают свет на политику стран в отношении вопросов, связанных с перемещением физических лиц с целью оказания услуг (осуществления трудовой деятельности), как в рамках текущих переговоров ВТО, так и в региональных торговых соглашениях.

Что сейчас происходит на площадке ВТО в отношении модернизации правил поставки услуг посредством перемещения физических лиц?

Инициатором рассмотрения такого рода вопросов на протяжении уже не одного десятилетия является Индия. Так, в 2003 г. Индия совместно с рядом членов ВТО представили предложения по либерализации 4-го способа поставки услуг ГАТС (классификация категорий физических лиц-поставщиков услуг, доступ на рынок, разрешения, визы и пр.). Спустя 13 лет Индия распространила еще одно предложение (cм. документы ВТО № S/WPDR/W/55 от 6 октября 2016 г., № S/C/W/372 от 23 февраля 2017 г.), в котором предлагается решить институциональные вопросы, связанные с перемещением физических лиц, в рамках разработанного ею проекта соглашения по упрощению процедур торговли услугами.

В этом проекте соглашения предусмотрен ряд обязательств в отношении упрощения процедуры перемещения физических лиц, оказывающих услуги. Прежде всего члены ВТО должны разработать так называемую визу ГАТС, применяемую к тем категориям физических лиц, которые указываются в Перечне специфических обязательств. Предлагается установить, что члены ВТО должны предпринимать максимальные усилия для предоставления многократных виз физическим лицам, которые являются поставщиками услуг другого члена ВТО, при условии соблюдения всех требований, относящихся к въезду и временному пребыванию физических лиц.

Немаловажным аспектом является и то, что каждый член ВТО должен стремиться освободить поставщиков услуг другого члена ВТО от уплаты взносов на социальное обеспечение на своей территории. Подобные договоренности могут быть достигнуты на основе соглашения или применяться по умолчанию. В случае если такое освобождение от взносов в систему социального обеспечения невозможно, член ВТО должен возместить данные выплаты после возвращения физического лица в свою страну.

Проектом соглашения предусмотрены также и положения, касающиеся обеспечения транспарентности. Так, должны публиковаться или иным способом доводиться до общественного сведения пояснительные материалы по всем мерам, относящимся к въезду и временному пребыванию физических лиц, включая информацию о рабочих визах или разрешениях, выдаваемых в отношении тех категорий физических лиц, которые указаны в Перечне этого члена ВТО.

В проекте Индии также предусмотрены обязательства в отношении квалификационных и лицензионных требований и о признании профессиональных квалификаций. Указывается, что «если член ВТО устанавливает лицензионные или квалификационные требования для оказания услуг, он должен обеспечить наличие соответствующих процедур для оценки выполнения заявителем таких требований, включая процедуры оценки и проверки квалификаций». При этом уточняется, что «в тех случаях, когда член ВТО считает это возможным, он должен учитывать соответствующий профессиональный опыт заявителя и членство в профессиональных ассоциациях на территории другого члена ВТО».

В настоящий момент проект соглашения рассматривается членами ВТО и пока трудно сказать, получит ли он поддержку членов организации или нет.

Региональные торговые соглашения

Обратимся теперь к региональным торговым соглашениям и с учетом приведенной ранее статистики рассмотрим прежде всего положения соглашений, стороной которых является Индия. На данный момент Индией заключено пять соглашений, охватывающих торговлю услугами: с Японией, Малайзией, Сингапуром, Республикой Корея, а также АСЕАН, но ни в одном из них не урегулированы вопросы, связанные с визами, признанием квалификации, разрешениями на работу.

Если сравнивать обязательства, принятые в ВТО и в рамках какого-либо регионального торгового соглашения Индии, то можно увидеть, что в последнем расширена сфера применения гарантий доступа физических лиц – это не только сфера услуг, но и инвесторы, а также сотрудники, нанятые инвесторами. Помимо этого, увеличилось количество категорий граждан Индии, которые могут въезжать в другую страну-участницу регионального соглашения с целью поставки услуг. Например, в ВТО Республика Корея гарантирует возможность въезда индийских граждан на свою территорию в рамках внутрифирменного перевода, а также деловых посетителей Индии. В то же время действующее региональное торговое соглашение гарантирует доступ на определенных условиях на территорию Кореи также для «контрактников» и «независимых поставщиков» (то есть имеющих контракт непосредственно с юридическим лицом Кореи).

Рассмотрим соглашения еще одной страны – лидера «по поставке» физических лиц-поставщиков услуг – Китая. Эта страна подписала 13 соглашений (в том числе с Австралией, Новой Зеландией, Гонконгом, Макао, Республикой Корея, Сингапуром, Перу, Коста-Рикой, Чили, Исландией, Швейцарией и АСЕАН), в которых регулируются, в частности, вопросы поставки услуг.

Например, в рамках Соглашения о свободной торговле с Кореей, подписанного 1 июня 2015 г. и вступившего в силу 20 декабря 2015 г., Китай предоставляет право въезда и временного пребывания для таких категорий физических лиц, как: деловые посетители; сотрудники внутрифирменного перевода; контрактники (в течение срока действия контракта либо не более одного года для первоначального въезда) и только в следующих секторах: услуги в области архитектуры; услуги в инженерных областях; услуги в области градостроительного проектирования; комплексные услуги в инженерных областях; компьютерные и связанные с ними услуги; строительные и связанные с ними инженерные услуги; услуги в области образования и услуги, связанные с путешествиями.

По сравнению с обязательствами в рамках ВТО, в соглашении с Кореей Китай принял на себя дополнительные обязательства по доступу таких категорий физических лиц, как контрактники. Корея, в свою очередь, также гарантирует доступ деловых посетителей Китая, сотрудников внутрифирменного перевода и контрактников. Причем как Китай, так и Корея оговаривают возможность применения теста на целесообразность въезда или применения количественных ограничений в отношении контрактников.

В главе соглашения, посвященной вопросам миграции физических лиц в связи с оказанием услуг, предусматриваются дополнительные положения о транспарентности и упрощении визового режима. В частности, увеличен срок пребывания на территориях сторон с одного года до двух лет для инвесторов и сотрудников в рамках внутрифирменного перевода, предусматривается выдача мультивиз.

По условиям Соглашения о свободной торговле с Австралией, подписанного 17 июня 2015 г. и вступившего в силу 20 декабря того же года, Австралия и Китай гарантируют друг другу доступ деловых посетителей, сотрудников внутрифирменного перевода, независимых поставщиков, контрактников, установщиков, а также супруг и иждивенцев сотрудников в рамках внутрифирменного перевода.

По сравнению с обязательствами в рамках ВТО, в соглашении с Австралией Китай взял на себя дополнительные обязательства по перемещению таких категорий физических лиц, как контрактники, установщики, супруги и иждивенцы. Австралия также расширила гарантии, включив «независимых поставщиков, установщиков, супруг и иждивенцев».

В соглашении Австралии и Китая также предусмотрены положения о транспарентности миграционных правил и процедурах подачи заявлений на временный въезд.  

На основе проведенного анализа можно сделать вывод о том, что Китай в своих региональных торговых соглашениях идет по пути расширения категорий лиц, которым гарантируется доступ на рынок партнера, а также решает процедурные вопросы с визами и разрешениями на работу.         

Интерес представляют также обязательства ЕС, принятые им в рамках ВТО и региональных торговых соглашений. В качестве примера возьмем Соглашение о свободной торговле между ЕС и Республикой Корея, согласно которому предоставляется въезд на территорию другой стороны для следующих категорий лиц: деловые посетители; внутрифирменные переводы; «контрактники», «независимые специалисты» (не позднее чем через два года специальный Комитет соглашения примет решение о списке обязательств по доступу этой категории физических лиц). Следует также отметить, что Соглашение не регулирует вопросы, связанные с визами, получением разрешения на работу и признанием квалификации.

В рамках ВТО ЕС гарантирует доступ на свой рынок для аналогичных категорий лиц (в региональном соглашении добавляются только независимые поставщики), то есть в региональном торговом соглашении с Республикой Корея Евросоюз придерживается тех условий и того уровня доступа корейских физических лиц – поставщиков услуг на территорию ЕС, которые были согласованы в ВТО.

Итак, вопросы, связанные с перемещением физических лиц, носят значительный экономический характер. С момента вступления в силу ГАТС члены ВТО не пошли на кардинальную либерализацию доступа на свои рынки иностранных физических лиц-поставщиков услуг. Как в рамках ВТО, так и в рамках региональных торговых соглашений для гарантии доступа иностранных поставщиков услуг на территорию другого члена ВТО или стороны соглашения остается важным вопрос наличия действующего контракта о предоставлении услуг (трудового договора). Вопросы, связанные с квалификацией, визами, административными процедурами получения разрешений, остаются в национальной компетенции или регулируются специализированными двусторонними соглашениями и не решаются региональными торговыми соглашениями.

 

Елена Андреевна Кушниренко – начальник отдела системных условий секторального развития Евразийской экономической комиссии

 


[1] Данный Перечень является неофициальным сведенным Перечнем обязательств всех стран-членов ЕС.

 

Для подписки на электронную рассылку «Мостов» заполните эту форму.

 

This article is published under
22 февраля 2018
Внешняя трудовая миграция в целом выгодна странам Центральной Азии, поскольку служит решением многих острых социально-экономических проблем стран региона. Автор статьи пришла к выводу, что для России...
Share: 
22 февраля 2018
Понимание взаимосвязи проблемы «утечки умов» и устойчивого развития в условиях глобализации, возможно, будет способствовать приближению нашего общего желаемого образа будущего. С середины второго...
Share: 

TWITTER @ICTSD_MOSTY