Обсуждение будущего электронной коммерции и цифровой торговли в Буэнос-Айресе

7 декабря 2017

Несколько членов ВТО предлагают обновить рабочую программу по электронной коммерции, принятую в 1988 г., и ставят вопрос о создании глобальных торговых правил в этой области.

Среди торговых экспертов и делегаций наблюдается растущий интерес к потенциалу электронной коммерции и цифровой торговли для поддержки экономического развития, особенно посредством предоставления малым компаниям в менее развитых странах эффективной возможности участвовать в глобальной торговле и проникать в глобальные цепочки создания стоимости. Однако эти возможности следует рассматривать с учетом обеспокоенности о том, что «цифровой разрыв» между странами, извлекающими выгоду из этих возможностей, и теми, которые этого не делают, может превратиться в цифровую бездну, если рамки управления ими не обеспечивают адекватное справедливое распределение преимуществ и преодоление барьеров для инклюзивного роста.

Согласно расчетам eMarketer, новостного и исследовательского сайта, посвященного вопросам цифровых тенденций, объем продаж на торговых онлайн-площадках в прошлом году составил более 22 трлн долл. США, а к 2020 г. он предположительно вырастет до 27 трлн. Многие эксперты заявляют, что разработка новых правил в контексте ВТО важна не только для того, чтобы идти в ногу с развивающейся глобальной экономикой, но и для обеспечения инклюзивности этой сферы во избежание превращения организации в клубок преференциальных соглашений для избранных стран.

Дигитизация и глобальная экономика

За последние два десятилетия глобальная экономика трансформировалась за счет дигитизации и быстрого технического прогресса, содействуя развитию электронной коммерции, вовлекая новых участников и открывая новые возможности. Механизмы глобальной торговли можно использовать для влияния на природу и результаты дигитизации, в том числе с учетом реализации целей устойчивого развития.

Влияние дигитизации на мировую торговлю

Интернет способствовал появлению новых бизнес-моделей и нарушению принципов работы существующих отраслей, заставляя компании приспосабливаться, чтобы сохранить конкурентоспособность. Бурно развивающиеся телекоммуникационные мощности еще больше усилили этот процесс, сделав доступ к электронной коммерции возможным с любого смарт-устройства, позволяя компаниям извлекать прибыль, предоставляя новые виды услуг. Электронная коммерция также способствовала повышению роли предпринимателей и малых и средних предприятий (МСП) в международной торговле, позволяя снижать издержки на производство и торговлю, а также экономить время.

Однако, по-видимому, развитые и некоторые развивающиеся страны обладают более благоприятными условиями для электронной коммерции и, таким образом, быстрее получают от нее преимущества, в то время как многие наименее развитые страны (НРС) этим похвастаться не могут, учитывая ограничения физической инфраструктуры, влияющие на возможности подключения к интернету, и растущую асимметрию в сфере знаний и навыков, а также в институциональной и регуляторной областях. Развитие будущей политики в этой сфере может либо разрешить эти проблемы, либо, наоборот, усугубить неравенство между странами и внутри них.

Масштабы применения торговых механизмов для регулирования и формирования цифровой экономики

Сторонники более детальных дискуссий об электронной коммерции или переговоров по новым правилам в рамках ВТО говорят, что стремительные технологические изменения потребуют принятия повестки дня в области цифровой торговли, которая будет внимательна к нуждам МСП. Кроме того, понадобятся также более благоприятная для них политика и смягчение регуляторных помех посредством снижения операционных затрат, административных и логистических барьеров, повышения прозрачности и регуляторной последовательности.

Они также отмечают, что эти меры будет необходимо объединить с предоставлением надежного интернета в соответствии с ЦУР № 9.C, развитием навыков и обучением, а также поддержкой инфраструктуры. Цифровая экономика может также повысить доступ к образованию и получению навыков посредством платформ для электронного обучения и онлайн-курсов в соответствии с ЦУР № 4.A, касающейся улучшения учебных заведений, учитывающих интересы детей, особые нужды инвалидов и гендерные аспекты, и обеспечить безопасную среду обучения для всех. Она также может помочь обеспечению глобального здоровья и благополучия (ЦУР № 3) посредством предоставления доступа к онлайн-услугам здравоохранения, что, в свою очередь, может содействовать качественной занятости.

Электронная коммерция также содействует большему участию женщин и может быть использована для построения компаний в странах с недостатком профессиональных сетей и ресурсов в соответствии с ЦУР № 5.B касательно повышения использования информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) для расширения прав и возможностей женщин.

История электронной коммерции в переговорах ВТО

Некоторые аспекты электронной коммерции уже входят в сферу регулирования правил ВТО, в том числе вопросы телекоммуникаций, обязательств по предоставлению услуг, таможенных реформ и интеллектуальной собственности. Они закреплены и продвигаются с помощью многосторонних и плюрилатеральных соглашений.

Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС), Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) и Соглашение по информационным технологиям (СИТ, позднее расширенное до СИТ-II) содержат правила, имеющие прямое отношение к электронной коммерции. Плюрилатеральное соглашение по торговле услугами (СТУ), переговоры по которому в данный момент приостановлены, также могло бы играть значительную роль в этой сфере.

Рабочая программа ВТО по вопросам электронной коммерции

Перед началом нового века министры, заседавшие на 2-й Министерской конференции ВТО в Женеве, призвали одобрить рабочую программу по вопросам электронной коммерции, принятую в сентябре 1998 г. Генеральным советом. Она должна была выполняться четырьмя постоянными органами ВТО: Советом по торговле товарами, Советом по торговле услугами, Советом по ТРИПС и Комитетом по торговле и развитию. Эти органы должны были отчитываться о проделанной работе перед Генеральным советом.

Рабочая программа по вопросам электронной коммерции была активной в выявлении актуальных проблем и подготовке повестки дня, однако аналитики говорят, что ее выполнение было очень медленным частично из-за отсутствия в течение продолжительного времени единого мнения по ключевым моментам, в том числе относительно необходимости прояснения существующих правил или принятия отдельного соглашения. Многие годы детальное обсуждение электронной коммерции вообще отсутствовало в повестке дня некоторых из упомянутых органов ВТО.

Возникли также и другие вопросы: о необходимости регулирования цифровой торговли Генеральным соглашением по тарифам и торговле (ГАТТ) или ГАТС; о статусе электронных продуктов как товаров, услуг или того и другого; о применении моратория на таможенные сборы в отношении электронной передачи данных. До настоящего времени мораторий обновлялся каждые два года, чему часто предшествовали дискуссии о необходимости сделать его постоянным и договориться о том, чтобы не использовать жалобы, не связанные с нарушением Соглашения по ТРИПС, и ситуационные жалобы.

На 10-й Министерской конференции ВТО в Найроби в 2015 г. министры договорились проводить периодический анализ рабочей программы и подготовить доклад по его результатам к 11-й Министерской конференции. В это же время вне рамок официальных органов ВТО «Группа поддержки электронной коммерции для развития» работала над продвижением повестки дня в области глобальной торговой политики для электронной коммерции на неформальных встречах ВТО. В группу входят Аргентина, Чили, Колумбия, Коста-Рика, Кения, Мексика, Нигерия, Пакистан, Шри-Ланка и Уругвай.

Продвижения в соглашениях о свободной торговле

Параллельно с этим новые меры регулирования цифровой торговли появились в соглашениях о свободной торговле. В настоящее время существует не менее 70 региональных торговых соглашений (РТС), включающих главу об электронной коммерции либо одну или более статей об электронной коммерции. Однако согласно недавнему исследованию Марка Ву они сильно различаются по масштабу и глубине. В это число входят и РТС, переговоры по которым не завершены. Более половины членов ВТО, в том числе несколько развивающихся стран, подписали хотя бы одно РТС с отдельным положением об электронной коммерции.

Например, соглашение о свободной торговле между США и Кореей, известное как КОРУС, охватывает значительную долю электронной коммерции, в том числе запрещает взимать таможенные пошлины на торговлю цифровыми продуктами и дискриминировать аналогичные импортные цифровые продукты в пользу национальных. Это соглашение также поощряет использование цифровых подписей и сотрудничество между национальными органами защиты прав потребителей по вопросам предотвращения мошенничества в сфере цифровой коммерции.

Транстихоокeанское партнерство (ТТП) дополняет КОРУС и включает обязательства о свободе потоков данных, передаваемых через границы (с некоторыми исключениями), меры регулирования требований к локализации данных, запрет на требование передачи технологий в качестве условия ведения бизнеса, ограничения на установление таможенных пошлин на интернет-трафик и положения, касающиеся обязательного шифрования. После возобновления переговоров, последовавшего за выходом США из соглашения, десяток положений касательно интеллектуальной собственности и телекоммуникаций был исключен из текста, хотя только их малая часть касалась цифровой торговли. Основу исключенных положений, связанных с интеллектуальной собственностью, составляли нормы о биопрепаратах, данных фармацевтических исследований и патентах.

Активизация действий в ВТО

Уровень участия и активности членов ВТО относительно будущей рабочей программы по электронной коммерции быстро меняется. С июля 2016 г. был представлен десяток предложений, что серьезно контрастирует с предыдущими годами, когда действия в этой сфере практически не предпринимались. Однако накануне Министерской конференции ВТО участники разделились на противоположные лагеря. Члены ВТО не договорились, продолжать ли работать над программой при текущем статус-кво, расширить сферу обсуждения, оценить основу для переговоров или начать переговоры без промедлений. Кроме того, еще не достигнуто согласие относительно необходимости расширения или пересмотра моратория на пошлины на электронную передачу данных.

Сохраняются разногласия относительно необходимости и способов решения так называемых «новых вопросов», выходящих за рамки повестки дня Дохийского раунда, что было основной темой переговоров министров в Найроби два года назад. Параллельно с этой дискуссией определенные члены ВТО также заявили об отсутствии мандата для переговоров по электронной коммерции и необходимости сперва решить незакрытые вопросы рабочей программы.

Некоторые недавние проекты министерских решений отошли от предыдущего мандата, демонстрируя различные взгляды на вопрос необходимости продолжения работы в рамках существующей рабочей программы или учреждения новых структур и целей дискуссий, что могло бы потенциально привести к обсуждению новых правил и идей.

Проект решения Министерской конференции, представленный Россией в октябре, предлагает создать Рабочую группу по электронной коммерции в виде форума для продолжения работы вне рамок органов ВТО, которым поручено разработать рабочую программу. Данный орган мог бы рассмотреть такие вопросы, как участие развивающихся стран, упрощение процедур торговли, права на объекты интеллектуальной собственности, существующие правила ВТО и пробелы. Аналогично предложение Японии, Гонконга и отдельной таможенной территории Тайвань, Пэнху, Кинмень и Матсу включает создание рабочей группы для оценки необходимости разъяснения или усиления действующих правил ВТО, после чего члены организации могли бы принять решение о начале переговоров.

В ноябре Китай заявил, что необходимо продолжать работу в соответствии с программой и существующим мандатом, используя предложения членов для создания и согласования рабочего плана, с учетом особенностей стран с наиболее низкими показателями подключения. Ноябрьское сообщение Бангладеш тоже поддерживает продолжение работы в рамках действующей программы, а также призывает развитые и развивающиеся страны предоставить беспошлинный и неквотируемый доступ на рынки экспорту из НРС, осуществляемому с помощью электронных платформ.

Коста-Рика в своем предложении полностью сосредоточилась на шести направлениях действий для потенциальной программы ВТО по развитию электронной коммерции, в частности на ИКТ-инфраструктуре и услугах, логистическом обеспечении торговли, платежных решениях, нормативно-правовых рамках, развитии навыков электронной коммерции и технической помощи, а также доступе к финансам. Документ предусматривает четкую связь между обсуждением электронной коммерции и целями развития, указывая на необходимость получения министерского мандата.

Сообщение Австралии, Канады, Чили, ЕС, Норвегии, Парагвая и Южной Кореи пошло еще дальше и включает предложение учредить рабочую группу для подготовки и проведения переговоров по предложениям членов ВТО.

В заявлении от имени Группы африканских государств говорится о том, что создание новых многосторонних правил электронной коммерции преждевременно, так как еще не решены все вопросы рабочей программы, и содержится призыв продолжить дискуссии в текущем формате. Позднее группа представила проект решения конференции по данной теме. Сингапур подготовил проект решения, предусматривающий продолжение обсуждения в рамках текущей рабочей программы и среди прочего призывающий Генеральный совет проводить периодический анализ работы соответствующих органов ВТО.

На пути к 11-й Министерской конференции

Сторонники дискуссии о правилах электронной коммерции в рамках ВТО предупреждают, что неспособность обсуждать этот вопрос на Министерской конференции усугубит асимметрию при их разработке и лишит страны и регионы возможности использовать потенциал электронной коммерции для решения проблем безработицы, бедности и ограниченности трансграничной торговли.

Сторонники более глубокого рассмотрения вопроса электронной коммерции в контексте ВТО говорят, что невозможность рассмотреть эти идеи, особенно с учетом ограниченности правил РТС, также угрожает углублением экономического неравенства и увеличением цифрового разрыва.

Накануне встречи в Буэнос-Айресе остается неясным, какой подход к электронной коммерции выберут министры на многостороннем уровне, учитывая огромное количество мнений по этой теме. Однако многочисленные предложения, появившиеся за последние месяцы, являются знаком растущего интереса к теме и участия в ней. Это дает надежду на то, что каким бы ни был исход дискуссий в Аргентине, он позволит сказать, продолжают ли члены использовать глобальный торговый клуб в качестве ценного форума для обмена идеями, пусть даже на неформальном или плюрилатеральном уровне, или они скорее настроены перенести эти дискуссии в рамки РТС либо других форматов.

 

Для подписки на электронную рассылку «Мостов» заполните эту форму.

 

This article is published under
7 декабря 2017
Члены ВТО обсуждают 10 предложений по специальному и дифференцированному режиму в рамках более широкой дискуссии о том, как поддержать интеграцию развивающихся стран в глобальную торговлю...
Share: 
7 декабря 2017
Члены ВТО взвешивают возможные варианты реформирования сельскохозяйственной внутренней поддержки, создания государственных запасов продовольствия и правил по другим темам переговоров по сельскому...
Share: 

TWITTER @ICTSD_MOSTY