Преференциальные режимы происхождения должны отражать сложность глобальных цепочек создания стоимости

9 августа 2018

Преференциальный режим происхождения товаров может выступать в качестве дополнительного барьера для участия компаний с фрагментированными международными производственными сетями в преференциальной торговле. Автор статьи рассматривает возникающие барьеры и дает рекомендации, направленные на упрощение преференциальной торговли.

Получение доступа к преференциальным импортным пошлинам в рамках соглашений о свободной торговле (ССТ) регулируется правилами происхождения, которые были созданы в качестве нетарифного барьера в торговле для предотвращения получения преференциальных пошлин нечленами ССТ. Товары, не соответствующие критериям происхождения, не могут получить преференциальные пошлины в рамках ССТ.

Помимо необходимости выполнения критерия происхождения, на практике способность компании получать торговые преференции регулируется рядом условий и требований. Некоторые из этих требований содержатся в тексте ССТ. Среди них, например, положения, касающиеся документального подтверждения, которое необходимо представить, чтобы подтвердить соблюдение правил происхождения товара, или необходимого сертификата о происхождении и сроке его действия. Другие положения касаются практических и/или административных вопросов и относятся к местному законодательству или их толкованию местными таможенными органами. Это касается, например, правил для получения статуса одобренного экспортера или требования предоставить определенные документы во время импорта.

Эти требования и положения рассматриваются в качестве более широкой архитектуры преференциального режима происхождения и могут невольно использоваться в качестве второго слоя ограничений в преференциальной торговле в дополнение к первому, явному слою – правилам происхождения товаров.

Преференциальный режим происхождения может ограничивать способность фирм получать торговые преференции. Он может мешать компаниям, чьи продукты соответствуют правилам происхождения, получать преференциальные тарифы, тем самым увеличивая их расходы и сроки поставок, а также снижая конкурентоспособность. Этот вопрос особенно актуален для фирм с фрагментированными и очень динамичными глобальными цепочками создания стоимости (ГЦСС).

Многонациональные компании, работающие в ГЦСС, используют различные операционные модели, отражающие фрагментированные международные производственные сети и цепочки поставок и учитывающие вопросы прямого и непрямого налогообложения. Дигитализация также позволяет малым и средним предприятиям (МСП) торговать в рамках более сложных и фрагментированных бизнес-моделей и все больше интегрироваться в ГЦСС. В результате этого они часто сталкиваются с такими же проблемами, что и крупные фирмы, когда речь заходит о работе в рамках более широкого преференциального режима происхождения, и страдают от его ограничительной природы.

Одна из самых частых причин отказа предоставить преференциальную импортную пошлину – это несоответствие документации о происхождении, а также таможенной, коммерческой и транспортной документации. При подаче импортной декларации и запросе преференциальной импортной пошлины требуется ряд дополнительных документов, например коммерческий счет-фактура, транспортная накладная, авианакладная и упаковочная опись. Все эти документы, также как и документация о происхождении товара и импортная декларация, должны соответствовать друг другу в части описания товара, его количества и веса, происхождения и порта, откуда он доставляется, и другим факторам.

Для фирм с ГЦСС обеспечить выполнение всех этих требований может быть сложно, так как товарные потоки и потоки счетов часто несинхронизированы. Например, в соответствии с централизованной моделью зачастую могут существовать несколько счетов-фактур между моментом, когда товары покидают производственное предприятие и когда они достигают страны назначения, в то время как физические товары двигаются напрямую от изготовителя промежуточных продуктов к конечному получателю.

Положения о выставлении счетов-фактур третьими сторонами позволяют выставлять счета на товары компаниям из стран, не входящих в ССТ, или через компанию, учрежденную в стране-участнице ССТ, но отличной от страны экспортера. Когда в тексте ССТ не предусмотрено четкое положение о выставлении счетов-фактур третьими сторонами, местные таможенные органы могут потребовать счет, отражающий всю операцию целиком. Помимо того, что такие запросы являются административным барьером, их также бывает сложно выполнить по коммерческим причинам. Каждый счет-фактура содержит сумму прибыли или наценки, которая может быть коммерческой тайной.

В таких случаях дополнительные затраты и время, необходимые для выполнения административных и процессуальных требований, а также дополнительные административные барьеры и риски, связанные с нарушением положений о преференциальной торговле, могут заставить компании, которые выполняют требования по критериям происхождения, торговать в соответствии с обычным режимом и платить полный размер импортных пошлин.

Таким образом, преференциальный режим происхождения товаров может выступать в качестве дополнительного барьера для преференциальной торговли компаний с фрагментированными международными производственными сетями. Это влияет на работу ГЦСС и частоту использования ССТ.

Правила о режиме происхождения товаров должны отражать все более сложные и меняющиеся цепочки поставок и операционные модели, содействуя гармонизации и упрощению операционных и административных требований в точке импорта и экспорта. Толкование требований к происхождению должно осуществляться не только местными таможенными служащими в точке импорта, но и на уровне ССТ или многостороннем уровне.

В текст ССТ или в рекомендации совместных комитетов, функционирующих в рамках большинства ССТ, можно было бы включить/представить дополнительное руководство для таможенных служащих. Положения об упрощении движения товаров после выполнения критерия происхождения входят во многие ССТ. Например, пан-евро-средиземноморские преференциальные правила происхождения, ССТ между Канадой и ЕС или ССТ между Сингапуром и Китаем говорят о том, что незначительные разногласия между документацией о происхождении и коммерческими документами не должны вести к аннулированию сертификата о происхождении. Это положение можно было бы расширить и включить в него дальнейшие разъяснения касательно толкования режима происхождения в определенных условиях, вытекающих из международного фрагментированного производства. Похожие положения вместе с положениями, позволяющими выставлять счета-фактуры третьими сторонами, могли бы помочь упрощению преференциальной торговли.

На многостороннем уровне организации, регулирующие глобальную торговлю, такие как Всемирная торговая организация и Всемирная таможенная организация, могут содействовать гармонизации режима происхождения, собирая передовой опыт о его толковании и развивая упрощение процессуальных и административных требований к подтверждению происхождения товаров.

Более ранняя версия этой статьи на английском языке была опубликована в блоге «Базы данных РТС».

Мнения, выраженные в настоящей статье, принадлежат автору и не обязательно отражают взгляды ее работодателя.

 

Анна Ержевска – доктор философии, специалист по соглашениям о свободной торговле, работающая консультантом по вопросам мировой торговли и таможни в частном секторе, владелец веб-сайта Free Trade Agreements (www.freetradeagreements.co.uk)

 

Для подписки на электронную рассылку «Мостов» заполните эту форму.

 

This article is published under
9 августа 2018
Правила определения страны происхождения товаров в современном мире являются важной частью торговой политики. В этой статье на примере стран-членов ЕАЭС рассматриваются цели, методы определения и...
Share: 
9 августа 2018
Сложность и разнообразие правил происхождения бросают вызов для фирм, которые хотят участвовать в глобальных сетях производства, охватывающих несколько торговых соглашений. Автор этой статьи...
Share: 

TWITTER @ICTSD_MOSTY