Проблема «утечки умов» в контексте устойчивого развития на современном этапе глобализации

22 февраля 2018

Понимание взаимосвязи проблемы «утечки умов» и устойчивого развития в условиях глобализации, возможно, будет способствовать приближению нашего общего желаемого образа будущего.

С середины второго десятилетия ХХI века вопросы экономической эффективности, социальной стабильности и экологической безопасности в привязке к Целям устойчивого развития (ЦУР) ООН  до 2030 г. и «зеленой» экономике стали рассматриваться повсюду. Произошел пересмотр повесток глобальных институтов развития [1] в сторону тематики этой триады концепции «устойчивого развития», которую Саммит в Рио-де-Жанейро легитимизировал еще в 1992 г. и актуализировал 20 лет спустя.

Эта волна внимания мирового сообщества к тематике устойчивого развития происходит на фоне императива радикальных глобальных трансформаций, причем не только в социально-производственных системах, но и на мировоззренческом уровне. Растет понимание взаимозависимости всех социоприродных процессов. Об этом  свидетельствуют значимые мировые исследования – недавно опубликованные доклады Всемирного экономического форума (ВЭФ) и Римского клуба – “Global Risk Report” и “Come on!”.

Новый доклад ВЭФ  в ряду его десятилетней серии на основе общемировых тенденций дает динамическую картину глобальных рисков в их взаимосвязи, указывая на их реальную и непосредственную опасность для человечества.

Однако аналогичные волны внимания мирового сообщества к данной тематике происходили и в прошлом, но они не привели к желаемым результатам, что чрезмерно усугубило исходные условия изменений. Это происходило на рубеже 60–70-х гг. (времени создания Римского клуба, его первого доклада «Пределы роста», Стокгольмской конференции ООН по окружающей среде 1972 г.), а также на рубеже 80–90-х годов ХХ века (времени доклада ООН «Наше общее будущее» и I Саммита в Рио-де-Жанейро в 1992 г.). Повестке поворота мировой элиты к ответственному глобализму и устойчивому развитию посвящен юбилейный доклад Римского клуба “Come on!” [2], который вызвал большой резонанс в экспертно-научном сообществе. Кризис человеческой цивилизации усиливается, но она остается в парадигме, игнорирующей понимание нарастающего единства и взаимосвязей всего социобиологического пространства планеты. Практический выход из кризиса возможен только на основе альтернативной экономики, «нового Просвещения», холистического мировоззрения, «иной политической и цивилизационной философии», планетарной цивилизации Разума. При этом следует ускорить переход от анализа и рефлексии к действию.

В данном контексте представляет интерес рассмотрение вопроса взаимосвязи проблемы «утечки умов» в России и устойчивого развития в условиях глобализации, а также практических рекомендаций по этому вопросу.

Особенности позднесоветской «утечки умов»

Общественный интерес к проблеме«утечки умов»из Россиибыл актуализирован в связи с намечавшейся руководством России после глобального кризиса 2008 г. сменой курса от сырьевого типа экономического развития к инновационной экономике, для чего были запущены 2 высокотехнологичных проекта – ОАО «Роснано» и «Сколково».

До этого внимание к этой теме возникало в позднесоветский период перестройки в связи с многочисленными публикациями о русской послереволюционной эмиграции в 1917–1920-х гг. и о более поздних гонениях на некоторые научные направления. В них проводилась мысль о том, что в России был снят широкий научно-интеллектуальный и культурный слой, что, в свою очередь, создало огромные трудности в восполнении потерь и потребовало чрезмерного напряжения сил страны для ее духовного и экономического подъема после гражданской войны в условиях враждебного окружения накануне Второй мировой войны. Отсюда следовал закономерный вывод о том, что необходимы меры для исправления допущенных ошибок и преступлений. Во всяком случае, не могло быть и речи об их повторении.

Однако на рубеже 80–90-х гг. началась буквально повальная эмиграция на Запад интеллектуалов, высококвалифицированных специалистов [3], а с некоторым лагом не менее массовый их переход в малый бизнес, в большей степени «челночный». Поскольку уже было осознание, что данный процесс «утечки умов» будет иметь для экономического и духовного развития России после распада СССР последствия, аналогичные послереволюционным, в этот период готовилась программа регулирования этого процесса, которая, однако, была свернута правительством реформаторов.

При пореформенной «утечке умов» из России был нанесен сокрушительный удар по одной из двух в истории человечества целостных мировых систем организации науки, охватывающих все научные дисциплины, весь спектр наук о природе и обществе – американской и советской. Даже при использовании части высвободившихся научных кадров другой системой, неизбежен урон мировой науке, общепланетарной системе научных исследований, общечеловеческим достижениям. Основные научные открытия и разработки, послужившие основой высоких, прежде всего информационных технологий, ставших в последнее время доступными массовому потребителю, были сделаны в период гонки вооружений между двумя державами – СССР и США – во времена биполярной мировой системы.

Это не «утечка умов» из одной части света в другую, а тотальная «утечка умов». Ее можно сопоставить с растратой всемирного культурного наследия. При этом выезд за границу одного специалиста – руководителя научной школы или нескольких ее членов, который наносит невосполнимый ущерб самому существованию этой научной школы, нарушая механизм проведения научных исследований или механизм воспроизводства элитных научных кадров, можно сравнить с торговлей предметами искусства, имеющими  мировое культурно-историческое значение.

В этом и есть фундаментальное отличие позднесоветской «утечки умов» от ее «классической» формы, определяемой термином «brain drain» [4] относительно массовой миграции специалистов из развивающихся стран с конца 60-х гг. ХХ века, когда появились первые плоды образовательного бума молодых государств «третьего мира», но их экономики за ним не успевали. К тому же они не были конкурентоспособны на мировом рынке труда. Социально-экономическое содержание «утечки умов» отражается в принятых основных подходах к ее стоимостной оценке. Она подразумевает учет накопленного человеческого капитала: в так называемом методе исторической стоимости (как сумма прямых расходов на образование и упущенных доходов) и в методе предстоящих стоимостных потоков – так называемом методе текущей дисконтной стоимости.[5] Это дало основание освободившимся от колониальной зависимости странам рассматривать их «утечки умов» как «передачу технологии в обратном направлении» (этот термин с аббревиатурой ПТОН в 70-е гг. ХХ века стал широко использоваться в международных документах) и оценивать ущерб от потери своих специалистов.

На этой основе в рамках проекта по заданию Министерства науки РФ в 1992 г. Долматовой Св.А. были сделаны примерные расчеты минимальных потерь российской экономики от одного эмигрировавшего специалиста в размере 300 тыс. долл. США. Исходя из этой оценки, практически во всех исследованиях на постсоветском пространстве делались в дальнейшем перерасчеты потерь от «утечки умов».[6] При этом надо понимать, что фактические потери были не просто выше, но и иного порядка.

«Утечка умов» и устойчивое развитие: образ будущего

Существенным признаком, объединяющим проблему «утечки умов» и концепцию «устойчивого развития», является акцептирование проблемы будущих поколений, проблемы инвестирования в будущее: с одной стороны, – в  будущие «умы», с другой стороны, – в обеспечение социально-экологических прав будущих поколений. Этот признак отсутствует в глобальном экономическом мейнстриме с рубежа 80–90-х гг. ХХ века. Принципы ситуативного реагирования, практический аспект и краткосрочные цели, адекватные хозяйственной деятельности «общества потребления», противоречат фундаментальной идее концепции «устойчивого развития». Она заключается в предпосылке формирования образа будущего, где обеспечиваются права будущих поколений, что должно учитываться при принятии политических и экономических решений, т.е. на основе принципов предвидения и предотвращения возможных кризисов и негативных последствий.

Решение проблемы «утечки умов» возможно только при системном подходе, при формировании комплексной среды не только в материально-техническом, но и в социально-культурном плане. Поэтому не состоятелен получивший распространение тезис, что в условиях глобализации остроту проблемы «утечки умов» снимает процесс естественной «циркуляции умов» – непрерывного циклического процесса, который подразумевает возвратное движение интеллектуальных мигрантов в страну происхождения после приобретения ими дополнительных навыков, квалификаций, знаний, умений и связей.[7] Обычно приводимые примеры Бразилии, Индии, Китая, Южной Кореи, Сингапура и Тайваня свидетельствуют о наличии регулирования со стороны государства, как это наиболее последовательно демонстрирует сейчас Китай, а с 70-х гг. ХХ века – Южная Корея. Кроме того, неравномерное распределение выгод от глобализации свидетельствует о вкладе «утечки умов» в одном направлении – в сторону уже богатых стран или транснациональных корпораций, имеющих штаб-квартиры в этих странах. 

Альтернативная экономика в условиях IV промышленной революции должна подчиняться рассчитанным на длительную перспективу целям устойчивого развития, предполагающим видение общего глобального будущего, чему посвящен доклад Г.Х. Брундтланд 1987 г. «Наше общее будущее». Ее цели должны выстраиваться под воздействием экологических и межпоколенческих императивов, а приоритеты технологических преобразований сегодняшнего дня должны формироваться с позиций потребностей в соответствии с  желаемым образом общего будущего. Возможно, поэтому Римский клуб дал своему докладу созвучное название с докладом Брундтланд – “Come on!” – “… Common Future”. Эти приоритеты абсолютно не отражаются показателем ВВП. Он в качестве основной характеристики экономического развития после кризиса 2008 г. закономерно подвергается переосмыслению и в «экономическом истеблишменте». Но нужна не его коррекция с учетом регресса в достижении ЦУР, а нужен новый показатель – «подлинный показатель роста», скорее даже не роста, а усиления экономики, отражающий всеобщность и взаимосвязь, о чем говорится в докладе “Come on!”. При этом ВВП с учетом его переоценки по ЦУР может падать, а экономика усиливаться. Причины многих глобальных проблем кроются в отсутствии холистических подходов, включающих видение будущего, во всей системе глобального управления процессами глобализации и оценке его эффективности.

В уставных документах ВТО говорится, в частности, о целях повышения жизненного уровня граждан стран-членов ВТО, обеспечении полной занятости и оптимальном использовании ресурсов в соответствии с целями устойчивого развития, стремлении к охране и сохранению окружающей среды. Однако ВТО и ее 164 члена явно отстают в решении этих насущных вопросов, особенно в развивающихся странах. Обеспечение полной занятости может быть увязано с формированием благоприятной природной среды. Большие возможности для этого открывают отрасли «зеленой» экономики на основе возобновляемых источников энергии, в том числе циркулярная экономика и регенеративное сельское хозяйство. Достойный  уровень жизни населения, а это касается и научных специалистов, в условиях растущего социального неравенства при несправедливом распределении выгод от глобализации может быть достигнут через обуздание финансового сектора и механизмы перераспределения доходов. Отсутствие этих условий выталкивает «умы» туда, где могут предложить лучшие условия для жизни и работы, в том числе для проведения научных исследований. Как создать необходимые условия, чтобы остановить текучку «умов» по всему миру, понимание есть. Только следует ускорить переход к действию.

Относительно «утечки умов» в данной статье предлагается следующее практическое решение в интересах устойчивого развития. Следует вернуться к стоимостной оценке «утечки умов», проводимой в 70-е гг. в рамках ЮНКТАД, в целях создания глобального фонда «утечки умов», который будет аккумулировать средства от ее потоков (источники финансирования – отдельный вопрос), однако с принципиальным отличием от схем, на которых тогда настаивали развивающиеся страны, теряющие «умы». Тогда предполагалось, что компенсация потерь будет возвращаться их правительствам напрямую. На данном этапе предлагается принципиально иной подход, основанный на представлении о взаимосвязях глобальных процессов и общей ответственности за устойчивое развитие в глобальном масштабе. Фонд будет предназначен для выделения мировым сообществом с участием стран, теряющих «умы», средств на решение экологических проблем глобального значения и проблем, связанных с мировой культурой и фундаментальной наукой, в любом уголке планеты на прозрачной, демократической основе. Выбор направления средств может быть сделан с участием всего мирового сообщества через механизм голосования с помощью телевидения или интернета. Например, средства фонда могут пойти на компенсацию приобретения наилучших доступных технологий в этих целях, финансирование исследований и новых технологий по борьбе с лесными пожарами, восстановление тропических лесов, биоразнообразия, ареалов обитания и спасения животных и прочие нужды, связанные с устойчивым развитием.   

В настоящее время не столько прикладная, сколько фундаментальная наука должна стать основой социальной и мировоззренческой модернизации, подчиненной большой объединяющей цели, охватывающей экономические, социокультурные и социально-экологические отношения. Фактически поколение назад, на рубеже 80–90-х гг. ХХ века, мировым сообществом в лице ООН была одобрена концепция «устойчивого развития», при котором удовлетворение потребностей настоящего времени не подрывает возможность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности.

Нынешнее поколение и есть то «будущее поколение» по отношению ко времени принятия странами ООН этих принципов. Но в противоположность им в ходе глобализации оно оказалось поколением с «подорванными возможностями», лишенным во многом тех свойств окружающей среды – естественно-природной, социальной (благосостояния для всех), историко-культурной, научной и др., которые были доступны поколению 80-х годов ХХ века. Кроме того, оно оказалось тем поколением, на «умы» которого переложено решение глобальных проблем природы, общества и человека в условиях обострения глобальных рисков, роста непредсказуемости и неопределенности. Нашим современникам предстоит находить нестандартные решения для устойчивого движения в сторону нашего общего будущего, на что настраивает весь ход предшествующей глобализации и знаковые исследования «умов» в отношении этого будущего.

 

Светлана Долматова – старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук, кандидат экономических наук (ИМЭМО РАН) 

Стелла Долматова – старший научный сотрудник Института экономики Российской академии наук (ИЭ РАН)

 

Источники:

[1] Это и «Большая двадцатка», преемник финансовых структур, аккумулирующая после финансово-экономического кризиса 2008 г. самые разноформатные и разноуровневые силы участников международных отношений для борьбы с глобальной неустойчивостью. Это и ведущие организации, которые своими  моделями, политикой и практикой особо «отличились» в создании кризисоемких условий глобального развития. Давосский ВЭФ стал все в большей степени отражать тематику и остроту проблем, поднимаемых т.н. Всемирным социальным форумом, организованным в 2001 г. как его альтернатива. МВФ признал, что рецепты «Вашингтонского консенсуса», в основу которых были положены упрощенные экономические представления, не жизнеспособны, так как не отвечают растущей сложности мира. ВТО объявила о начале глобального диалога по торговле и окружающей среде, проведя встречу руководителей ВТО и Программы ООН по окружающей среде.

[2] Von Weizsaecker, E., Wijkman, A. Come On! Capitalism, Short-termism, Population and the Destruction of the Planet. – Springer, 2018. – 220 p.

[3] См. подробнее Долматова С.А. «Утечка умов» и «устойчивое развитие» в России в условиях глобализации // Экономическая политика. 2013. № 5.-  с.187- 196.

[4] Хотя он попал в научный оборот еще с 1962 г. для характеристики эмиграции некоторых категорий специалистов из Великобритании в США, не имевшей массового характера.

[5] См. подробнее: Долматова С.А.. Международная статистика образования и ее отражение в статистике занятости (методология и организация). М., ИМЭМО РАН, 1993.

[6] Например, «Грани глобализации. Трудные вопросы современного развития». Отв. ред. Горбачев М.С. - М.: Альпина Паблишер, 2003, с.120.

[7] Повестка дня в отношении миграции и развития профессиональных умений в странах-партнёрах ЕФО. документ, излагающий позицию ЕФО. Автор: Уммухан Бардак, октябрь 2014 года, Турин.

 

Для подписки на электронную рассылку «Мостов» заполните эту форму.

 

This article is published under
22 февраля 2018
Вопросы перемещения физических лиц для оказания услуг в другом члене ВТО регулируются не только ГАТС в рамках ВТО, но также и региональными торговыми соглашениями. Некоторые страны предпринимают...
Share: 
22 февраля 2018
В зависимости от внутренних и внешних факторов миграционная ситуация в рамках ЕАЭС может развиваться по двум сценариям: экстенсивному и интенсивному. Авторы статьи рассмотрели последствия развития по...
Share: