Электронная коммерция: стандарты ОЭСР и опыт стран

28 марта 2018

Электронная коммерция дает конкурентные преимущества в международной торговле, и ее развитие необходимо стимулировать. В этой статье рассматриваются подходы стран-членов ОЭСР к регулированию электронной коммерции, а также даются рекомендации для увеличения потенциала России в этой области.

Цифровизация приводит к существенной трансформации рынков. Особенно ярко это заметно в секторе торговли. Сегодня электронная коммерция не только прочно вошла в жизнь обычных граждан, но и стала конкурентным преимуществом в международной торговле для тех государств, которые стимулируют ее развитие. Доля продаж в электронной коммерции составляет сегодня около 18% от общего оборота в странах ОЭСР. При этом почти 90% электронной коммерции приходится на сделки в секторе B2B (коммерческие взаимоотношения между организациями). Но и сегмент B2C (коммерческие взаимоотношения между организацией и конечным потребителем) обладает большим потенциалом для роста. Лидирующие позиции в этой сфере уже занимает Китай. Согласно прогнозу экспертов ОЭСР (Digital Economy Outlook 2017), с 2013 по 2018 г. доля региона Азии и Океании в глобальной электронной коммерции в сегменте B2C увеличится с 28% до 37%.

Электронная коммерция: определение, стратегии, регулирование

Электронная коммерция представляет собой продажу или покупку товаров или услуг через компьютерные сети с использованием методов, специально разработанных для получения или размещения заказов (ОЭСР, 2011). Крайне важно, что электронная коммерция упрощает поиск контрагентов, в особенности для малых и средних предприятий (МСП), являющихся, как известно, драйверами экономического роста. МСП благодаря инфраструктуре электронных торговых площадок имеют большие возможности для продажи своей продукции, в т.ч. за рубеж.

Существуют значительные различия между странами ОЭСР в части развития электронной коммерции. В Новой Зеландии более 45% компаний участвуют в онлайн-продажах, в то время как данный показатель составляет лишь 10% или ниже в Греции, Италии, Мексике и Турции. Существует также значительный разрыв между крупными и малыми компаниями. В Докладе ОЭСР Digital Economic Outlook 2015 отмечается, что участие в электронной коммерции для предприятий с 250 или более работниками составляет около 40%, для небольших компаний этот показатель не превышает и 20%. Но так или иначе страны реализуют политику, направленную на продвижение экспорта товаров и услуг по каналам электронной торговли.

ОЭСР в качестве комплекса мер, направленных на развитие потенциала электронной торговли, называет поддержку интернет-стартапов, принятие МСП стратегий развития электронной коммерции, обеспечение включенности МСП в электронное партнерство с крупными фирмами, которые являются их клиентами или поставщиками, или с общеотраслевыми ассоциациями.

В России традиционно не уделяется должного внимания развитию рынка по каналам электронной торговли. На сегодняшний день в стране нет правового определения электронной коммерции, что само по себе не влияет на ее развитие, однако создает некоторые сложности в идентификации и последующем снижении существующих барьеров в отдельных отраслях законодательства. Так, Правила продажи товаров дистанционным способом не охватывают всех случаев продажи в электронной коммерции (например, не затрагивают вопрос торговли услуг).[1]

Широкое определение понятия «электронная коммерция» в соответствии с подходом ОЭСР будет способствовать правовой определенности для ее участников. Стоит отметить, что хотя далеко не во всех странах ОЭСР приняты специальные законы по электронной коммерции, страны определяют задачу развития онлайн-торговли в качестве одного из приоритетов своей политики (например, в экспортной стратегии Великобритании), уделяя особое внимание роли онлайн-платформ как посредников в электронной коммерции. В ЕС онлайн-платформы определяются в качестве ключевой составляющей цифровой экономики. Европейская комиссия выступает с предложением по гармонизации работы платформ для недопущения искажения условий конкуренции на едином цифровом рынке и укрепления доверия к электронной коммерции.

Сегодня положения о развитии электронной коммерции включаются в региональные торговые соглашения (РТС). Например, положения об электронной коммерции нашли свое отражение в РТС Китая с Австралией и Кореей, Сингапура с Новой Зеландией и др. Это позволяет договаривающимся странам создать условия для роста экспорта и импорта по каналам электронной торговли.

В планируемые к заключению РТС с Индией, Ираном, Китаем и другими странами с участием России следует включать положения, направленные на развитие безбумажной торговли и электронной аутентификации, сотрудничества для защиты прав потребителей в электронной коммерции в целях устранения барьеров в трансграничной торговле между странами-участницами соглашения. В частности, в рамках РТС страны могут достичь договоренностей о применении единых подходов в отношении локализации данных, не обременяя компании требованиями установления серверов и поддержки их функционирования за рубежом.

Электронные торговые площадки

Важную роль для развития электронной коммерции играют интернет-посредники, которые создают инфраструктуру для участия всех заинтересованных сторон, –  электронные торговые площадки (ЭТП). ОЭСР подчеркивает необходимость сбалансированного подхода к ответственности интернет-посредников. Вместе с тем ЭТП могут играть ключевую роль в укреплении доверия потребителей к совершению онлайн-покупок за счет установления стандартов работы для продавцов, обеспечения безопасности проведения платежей и сотрудничества с государственными органами (налоговыми, таможенными, органами по защите прав потребителей). ЭТП облегчают продажи и способствуют выходу на рынок мелких игроков.

Сегодня в России не стоит задача поддержки национальных ЭТП как важных игроков в продвижении национальных товаров или услуг в электронной коммерции. ЭТП должны быть определены в рамках приоритетного проекта «Системные меры развития международной кооперации и экспорта» в качестве проводников развития трансграничной торговли, важного канала выхода на рынок МСП, а также ключевого источника получения информации о развитии электронной коммерции в стране. Необходима реализация мер информационной и финансовой поддержки национальных ЭТП, развитие сотрудничества площадок с государственными органами (Роспотребнадзором, ФНС, ФТС) и институтами развития и поддержки экспорта (РЭЦ, Корпорация МСП).

Шесть сфер, имеющих решающее значение для электронной коммерции

В настоящее время мы можем говорить о шести основных сферах регулирования, которые прямо или косвенно затрагивают вопросы развития электронной коммерции в мире и России в частности. Речь о таких сферах регулирования, как таможенное и налоговое право, логистика, валютный контроль, вопросы использования электронных денежных средств и меры по защите прав потребителей.

Таможенные и налоговые вопросы

При осуществлении деятельности в рамках электронной коммерции продавец сталкивается с необходимостью соблюдения требований таможенного регулирования. Страны стремятся упростить процедуры осуществления розничного экспорта в электронной коммерции и используют для этого единые документы Всемирного почтового союза (ВПС). Почтовые операторы используются предпринимателями для экспортных поставок товаров до потребителей во всем мире. Например, 50% доходов почтовой службы Великобритании (Royal Mail Group) формируется от отправки посылок.

В России запущен пилотный проект ФТС и Почты России по экспорту товаров в третьи страны с использованием документов ВПО, но этого недостаточно. Для развития экспорта по каналам электронной коммерции в России необходимо обеспечить практическую возможность экспорта всех товаров с использованием документов ВПО и возврата НДС любыми экспортерами. Возможность получения экспортером копии деклараций CN23 с отметками таможенных органов для подтверждения ставки 0% НДС при экспорте должна быть обеспечена за счет информационного обмена. Еще одна сложность – указание кода ТН ВЭД в декларации. Следует упростить заполнение документов ВПО посредством принятия правил Почтой России, в соответствии с которыми экспортерам будет требоваться указывать код ТН ВЭД на уровне первых 6 знаков, а не 10 (как это допускается правом ЕАЭС).[2]

Решение проблем, связанных с логистикой и требованиями к товарам

Логистика поставки товаров с помощью электронной коммерции имеет решающее значение в развитии экспортной конкурентоспособности российских площадок электронной торговли. Более половины доставок в рамках электронной коммерции осуществляется Почтой России. Для снижения стоимости логистики Почтой России могут быть подготовлены соглашения, направленные на сокращение логистических расходов в торговле со странами, которые представляют наибольший интерес для экспорта в рамках электронной коммерции. Такие соглашения, например, активно используются США (заключили соглашения с 31 страной).

Еще одна трудность, с которой может столкнуться экспортер, – это вопрос отнесения товара, продаваемого через интернет, к товару двойного назначения (товары, которые используются в мирных целях, но также могут быть использованы для военных нужд). В Великобритании создан специальный портал, на котором можно по поиску без труда определить, попадает ли товар под экспортный контроль. Такой же подход могла бы использовать и Россия. Кроме того, необходимо разъяснить порядок отнесения отдельных товаров к товарам двойного назначения, которые являются популярными экспортными товарами, приобретаемыми посредством электронной коммерции (например, электроника, оборудование).

Для того чтобы упростить экспорт продукции ручной работы по каналам электронной торговли, необходимо установить порог в отношении культурных ценностей, от которого предъявляется требование к получению разрешительных документов.[3] Так сделано в Нидерландах, где, например, требуется получение лицензии, если культурная ценность стоит более 15 тыс. евро и создана более 50 лет назад. Упростить экспорт также позволит устранение требования о прохождении процедуры опробования и клеймения для товаров с использованием драгоценных металлов и камней, которые направляются на экспорт по каналам электронной торговли.[4] Например, в Индии процедура клеймения является добровольной.

Жесткий валютный контроль тормозит электронную коммерцию

Участвуя в электронной коммерции в России, предприниматели сталкиваются с системными проблемами валютного контроля.[5] Участники трансграничной электронной коммерции не могут использовать взаимозачет требований, ретробонусы, зачислять средства, причитающиеся по экспортным контрактам, на зарубежные счета, т.к. валютное законодательство устанавливает, что денежные средства по внешнеторговым контрактам должны быть в обязательном порядке зачислены на счета в российских банках. В странах ОЭСР такие ограничения не применяются, и, соответственно, их предприниматели оказываются в более выгодном положении по сравнению с российскими компаниями, осуществляющими торговлю с помощью электронной коммерции. Для упрощения экспорта и расширения участия в международной торговле, в т.ч. по каналам электронной торговли, сохраняющиеся валютные ограничения должны быть устранены.

Следует подчеркнуть, что требования российского валютного законодательства препятствуют использованию электронных денежных средств.[6] Электронные деньги помогают увеличить скорость трансграничных транзакций и широко применяются в США и ЕС. В России необходимо разрешить использование электронных денежных средств в сегменте B2B, а также снизить ограничения для персонифицированных средств платежа.

Кроме того, стоит отметить, что в электронной коммерции все более активно используются виртуальные валюты. Например, биткойн сегодня принимают множество онлайн-платформ по всему миру (крупный американский масс-маркет Overstok, агентства по бронированию билетов CheapAir, Expedia и др.). Однако в России отсутствует специальное законодательство в отношении виртуальных валют – как централизованных (WebMoney), так и децентрализованных (криптовалют). Отсутствие четкого правового статуса виртуальных денег ограничивает возможность их использования ввиду сложностей определения гражданско-правовых последствий сделок с ними, а также рисков наступления ответственности. Россия может воспользоваться опытом зарубежных юрисдикций (США, Канады, Японии и др.), где определены понятия виртуальных валют для целей противодействия отмыванию преступных доходов и тем самым обеспечены основы для их легального использования.

Как укрепить доверие потребителей?

Страны ОЭСР стремятся укрепить доверие потребителей к электронной коммерции. Еще в 1999 г. (в этот же год впервые была опубликована Рекомендация ОЭСР по защите прав потребителей в электронной коммерции) в Канаде были разработаны Принципы защиты потребителей в электронной коммерции. Принципы содержат требования к опубликованию информации, обеспечению безопасности данных потребителя в электронной коммерции и др.

Законодательство России не устанавливает особые условия защиты потребителей в электронной коммерции при получении ими услуг, нет требований о раскрытии информации о продавцах, товарах и операциях, особенности которых связаны с электронной коммерцией, как это предусмотрено в Рекомендации по защите потребителей в электронной коммерции ОЭСР.

Для укрепления доверия к электронной коммерции в России представляется необходимым разработать руководство для ЭТП, направленное на стимулирование внедрения ими стандартов по защите прав потребителей:

- информирование потребителей об их правах и способах их защиты;

- определение задач безопасности персональных данных потребителей;

- предоставление возможностей альтернативных способов разрешения споров;

- идентификация и верификация продавцов, использование рейтингов и отзывов покупателей;

- принятие мер, направленных на противодействия продаже контрафактной продукции и др.

 

Антонина Левашенко – Руководитель Центра компетенций и анализа стандартов ОЭСР РАНХиГС при Президенте РФ, Старший научный сотрудник РАНХиГС при Президенте РФ и ВАВТ Минэкономразвития РФ


[1] Постановление Правительства РФ «Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом»

[2] Решение Комиссии Таможенного союза от 18.06.2010 № 310 «Об утверждении Инструкции о порядке использования документов, предусмотренных актами Всемирного почтового союза, в качестве таможенной декларации».

[3] Решение Коллегии ЕЭК от 21.04.2015 № 30 «О мерах нетарифного регулирования».

[4] Федеральный закон от 26.03.1998 № 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях».

[5] Федеральный закон от 10.12.2003 № 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле».

[6] Федеральный закон от 27.06.2011 № 161-ФЗ «О национальной платежной системе».

 

Для подписки на электронную рассылку «Мостов» заполните эту форму.

 

This article is published under
28 марта 2018
Кризис 2014 года и ухудшение экономической ситуации в стране негативно сказались на росте российского рынка интернет-торговли. Понимание специфики факторов, связанных с развитием инфраструктуры,...
Share: 
28 марта 2018
В статье автором на примере блокчейн и криптовалют рассматривается, каким образом технологии глобального влияния актуализируют задачу повысить эффективность выработки согласованных подходов в...
Share: 

TWITTER @ICTSD_MOSTY